Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Ядерная война во Вьетнаме, или шизомилитаризм курильщика

"Или ещё вариант — создавать зоны заражения на дорогах. Например, на так называемой Тропе Хо Ши Мина, сделав её недоступной для армии северян и Вьетконга. А если вьетнамцы попробуют построить новую дорогу поверх заражённой (в теории смогут примерно через две недели) — такие заграждения можно периодически «обновлять», подрывая новые боеприпасы. Представьте себе ядерные «фейерверки» каждые полмесяца…"



Кому как, но у меня от чтения реальных документов, где вот такое всерьез предлагали... Картинка выше.
Сознательно. Аккуратно. Вникая во все детали. Мирные гражданские спецы. Предлагали аккуратно валить джунгли и загаживать почву радиацией. Регулярно повторяя, да.
Даже у Стюарта Слейда такого не было. Уж на что у него выбиравшие цели были суровые люди.

Collapse )

Ясенево-2007

Крегг Йоргенсон "Допустимые потери"

Из книги Крегга Йоргенсона "Допустимые потери".



...Что касается привилегий, то мы были в конце списка. Военнослужащие роты имели право принимать душ первыми, тогда как нам доставалась лишь та вода, что оставалась после них. Нам также досталось сжигание говна, как пункт ежедневного расписания. Просто для пущей романтики.

Первый день нашего настоящего обучения начался с хлопка гранаты со слезоточивым газом, которая взорвалась в нашей палатке, такая любезность со стороны сержанта-инструктора, который, стоя с наветренной стороны, орал, чтобы мы вытаскивали свои гнусные задницы из палатки и бежали на плац, где мы должны были приступить к физической зарядке, состоящей в основном из упражнений на месте, за которыми следовала утренняя пробежка. В 4:30 утра настало время нам познакомиться с неизвестным Вьетнамом.

Мы начали с дистанции в одну милю и добавляли милю каждый день, пока не достигли искомых пяти миль. На второй день нас снабдили рюкзаками, в которых мы должны были нести тридцатифунтовые мешки с песком. Это в сочетании с весом винтовки и разгрузочного жилета, соответствовало той нагрузке, которую мы должны были приучиться носить в джунглях. Всё вместе весило примерно шестьдесят фунтов, но, по словам штаб-сержанта Митчелла, это была лишь часть того веса, что нам предстояло носить.

Бег начинался перед расположением роты на дороге, которая приводила нас к периметру лагеря. Маршрут пролегал по дороге вдоль периметра, временами среди заграждений из колючей проволоки и укреплений, прикрывающих заграждения и лагерь.

Во время бега мы время от времени выслушивали слова ободрения от пехотинцев, разместившихся в бункерах. Гордые своим званием рейнджеров, они приветствовали нас с энтузиазмом.

- Приглушите звук, засранцы, - орал кто-нибудь из них, тогда как остальные хохотали, добавляя свои собственные оскорбления. - Джоны Уэйны, ебать в сраку! Сдохнуть можно! - и так далее, с шуточками и хохотом, затихающим по мере того, как мы от них удалялись. Приходилось на утренних пробежках преодолевать и другие помехи типа змей, муссонных потоков, и, конечно, ракетных и миномётных обстрелов.

- Лечь! Лечь! Прижаться к земле, тупые задницы! - орал Митчелл, когда несколько наших, заслышав взрывы, повернулись посмотреть на отблески ярких бело-оранжевых вспышек. - Это вам не Четвёртое июля, и это не петарды! Это шрапнель, так что лечь на землю, вашу мать! Быстро!

После утренней зарядки у нас было время принять душ, побриться и потом мы шли в столовую, которую делили с инженерной частью с другого конца лагеря. В качестве компенсации за пользование их столовой мы несли охрану их периметра.

После утреннего построения официально начинался наш учебный день, курс включал в себя как классные занятия, так и практические полевые тренировки и задания.

Маленькое здание из одной комнаты служило нам учебным классом. Вдоль стен рядами стояли трофейные флаги и амуниция, а также карты, медицинские принадлежности и набор раций. Немало часов мы потратили на то, чтобы пройти всё, что нам надо было знать, но ещё больше мы провели на строевой подготовке, отрабатывая построение, которое ДРП (LRRP, дальние разведывательные патрули) используют во время вылазок, и всё под бдительным оком штаб-сержанта Митчелла.

- Недостаточно хорошо! - так он говорил, - Повторяем ещё раз!

И мы повторяли, снова и снова, пока он не кивал головой. Большего по части похвалы от него ждать не приходилось.

- Противник спереди! - кричал он, - Головной, огонь на один-восемьдесят, и отход назад. Второй номер, огонь и вперёд! - и так дальше по всей линии, снова и снова отрабатывая построение для движения в джунглях.

Кивки иногда сменялись медленными покачиваниями головой, перемежаемыми ругательствами. "До того, как вы прибыли, соотношение потерь у нас было сорок четыре к одному. А вы, тупые говнюки, только что пришли к вероятности выжить пятьдесят на пятьдесят!"

Во время тренировки, командиры групп и ротные офицеры останавливались посмотреть на наш прогресс, и они тоже изрядно гоняли нас. Отжимания были стандартным наказанием за мелкие проступки, тогда как передвижением ползком по лужам оранжевой грязи, оставшимся после недавнего муссонного ливня, было приговором за за более серьёзные преступления типа недовольного взгляда.

- Пидор негодный! - прошептал Фабиан после того, как мы закончили физзарядку, помылись, переоделись в чистый камуфляж, и потом получили команду снова ползти через лужу.
- Что ты сказал?! - завопил офицер. Фабиан был не из тех, кто привык отступать, и повторил свой комментарий.
- Ты забыл добавить "рейнджер" в конце! Ползком марш!
helo

Роберт Мейсон, "Цыпленок и Ястреб"

В пятой главе Мейсон принимает непосредственное участие в боях в долине Иа-Дранг, в том числе и в той самой зоне "Рентген". Человек, который выведен у него под позывным "Сапог-6" -- не кто иной, как подполковник Гарольд Мур. Судя по тому, что пишет Мейсон, в жизни Мур был не совсем таким обаяшкой, каким изобразил его Мел Гибсон в известном фильме.

Я приношу извинения за массу стилистических погрешностей. Давно не перечитывал, сейчас выбирал отрывки и начал все это видеть.

Collapse )

Борьба масс непобедима!

Реакция израильского поэта Шмуэля Ерушалми, на последнее заявление для прессы, поэта и политзаключённого Арона Атабека 

Уважаемый Арон! С огромным интересом прочитал Ваше заявление в кoтором, между всем остальным, Вы описываете тяжёлое положение заключёных в колонии, где вы отбываете срок заключения. Хочу сказать, что попытка пошатнуть здоровье определённого заключённого, путём преднамеренного непредоставленияему необходимой медицинской помощи - это форма издевательства,аиногда и убийства - характерная для всех буржуазных и псевдооциалистическихрежимов. 

У нас в Израиле,например, очень распространена методика предотвращения оказания необходимой медицинской помощи палестинским заключёным, до тех пор, пока они не сознаются втом, чтоим инкриминирует израильская "Фемида". Кроме того, отказ дать разрешение на госпитализацию в израильской больнице, используется как форма давления на палестинцев и членов их семей, с целью вынудить их, согласитьяна сотрудничество с израильскими спецслужбами. 

А вспомните, каким подлым образом был казнён Великий сын Югославии (несмотря на допущенные им грубейшие ошибки) Слободан Милошевич? Его ведь убили, путём отказа тюремных властей прислать ему в камеру врача. И это несмотря на то, что у него были серьёзные проблемы с сердцем. Неполучив нужной медицинской помощи, Милошевич скончался в марте 2006 года, сидя в тюрьме нового Гестапо, имя которому Международный суд в Гааге. 
Такие-же методы издевательства и унижения людей использовались и во Вьетнаме - сначала французами, а начиная с 1957 года - американцами. Сталинский псевдосоциалистический режим, так-же отличился в своём несчитании с нуждами политзаключённых. Было много случаев, когда люди сознавались в чём угодно, только что-бы получить нужную медицинскую помощь. 

Вы Арон, являетесь одним из Выдающихся революционеров начала двадцать первого столетия. Я надеюсь, что недалёк тот день, когда Ваш пример революционера, который не на словах, а конкретными делами печётся за судьбу простых жителей Казахстана - будет зажигать факел революционной борьбы, в душах всё новых и новых людей. Став в начале двухтысячных во главе борьбы за достойное жильё для бездомных жителей Алма-Аты, Вы показали простому народу во всём мире, что единственный выход для дездомных и обездоленных - это борьба, и ещё раз борьба. 

В заключение, хочу заявить, что борьба простого народа непобедима. Когда массы встают на настоящую борьбу - победить их невозможно. И у вас в Казахстане, есть этому немало неоспоримых подтверждений. Это и борьба рабочих на Жаноозенском угледобывающем предприятии; Это и недавно начатая борьба рабочих на Алмаатинском вагоно-ремонтном заводе. Это и борьба жертв ипотечных ссуд, которые в отличие от их израильских коллег - ведут истинную и непримиримую борьбу с режимом и его грабительскими законами. Ну и естественно, пример жителей Шанырака, которые во главе с Вами встали на борьбу, и которых назарбаевская власть спугалась больше, чем американской атомной бомбы. 

Хочу пожелать Вам и Вашим соратникам по борьбе, дальнейших успехов, и выразить надежду, что та народная борьба во главе которой стоят люди как мы с Вами - увенчается успехом. 

Да здравствует борьба масс за свои права!
Да здравствует Мировая Октябрьская Марксистско-Ленинская революция! 
 
С глубоким уважением! Шмуэль Ерушалми