Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

HBF

Вьетнамская война в картинах Рамиро Бухейро.

Не так давно аргентинский художник Рамиро Бухейро (Ramiro Bujeiro) поделился со мной своими работами по различным войнам 20 века. Книжки, которые он оформлял, можно посмотреть тут. В числе тем, которые он затрагивает в своих творениях, есть и Вьетнам.

Вот несколько картин. Все кликабельны.
Collapse )
Вот это рикошет!

ZIPPO во Вьетнаме

Hap DeSimone on CBS News


В 2007 году в Санта-Барбаре, Калифорния, художник Брэдфорд Эдвардс (Bradford Edwards) проводил художественную выставку, посвящённую зажигалкам Zippo времён Вьетнамской войны. Телеканал CBS снял на выставке коротенький сюжет, который и предлагается к просмотру. Перевод закадрового текста ниже :)


На выставке маленькие портреты времён войны во Вьетнаме вызывают волну воспоминаний у вьетнамского ветерана Хэпа Дэсимона (Hap Desimone). Но это не портреты людей — это портреты зажигалок Zippo! Корреспондент CBS Джон Блэкстоун (John Blackstone) спросил ветерана, не странно ли видеть обычные зажигалки в качестве предметов искусства.

«Нет, это ничуть не странно. Во Вьетнаме у всех солдат были Zippo. У меня тоже была, и я тоже сделал на ней гравировку», рассказывает Хэп.

Именно с помощью гравировок на Zippo солдаты на войне могли выразить все свои мысли.

«Я видел и слышал столько солдатских высказываний», говорит ветеран, вертя в руках зажигалку с гравировкой. «Вот например: “нас, нежелающих, ведут неопытные делать ненужное, за что нас не поблагодарят” (‘We’re the unwilling led by the unqualified doing the unnecessary for the ungrateful’)… Тут есть над чем задуматься!»

Тысячи зажигалок Zippo были оставлены солдатами во Вьетнаме. 15 лет назад художник Врэдфорд Эдвардс (Bradford Edwards) начал собирать их на вьетнамких барахолках.

«Вот одна интересная: разбитый символ мира, пацифик, висящий на цепочке».

В недавно вышедшей книге представлены Zippo из его коллекции. Эдвард говорит, что каждая Zippo несёт за собой свою уникальную историю: её владельцем мог быть озлобленный солдат, одинокий солдат, смертельно уставший солдат… Эдварда увлекло многообразие гравировок на Вьетнамских Zippo и он стал фотографировать их и создавать их копии (больше реального размера), изображающие настоящие Вьетнамские Zippo в камне, в металле, в перламутре…

«В таком художественном исполнении они несут особый мессадж и их гравировкам придаётся новый смысл», уверен Эдвардс.

Один только звук открывающейся зажигалки Zippo стал классикой, и Zippo сыграли решающую роль в одной из самый страшных историй того времени. В августе 1965 года целая деревня во Вьетнаме была сожжена с помощью одних зажигалок — с тех пор Zippo стала своего рода символом войны как бессмысленного убийства. Но Эдвардс, тем не менее, рассматривает каждую Zippo как отражение души одного солдата, её владельца.

«Пердставьте себе, в каком состоянии люди были на войне: растерянные, раздражёные, озлобленные… И именно Zippo могла быть для них крошечной поверхностью, на которой они могли выразить любые свои мысли. Они могут выглядеть как коллекция надгробий… и возможно, высказывания, выгравированные на их, могли быть последними словами некоторых из их владельцев».

Тысячи солдат не вернулись домой с той войны, но их Zippo сегодня служат памятью о них и рассказывают нам истории из прошлого.


Источник перевода: http://zippocollector.ru/archives/674
по наводке из ru_zippo
полет

(no subject)

13-го ноября исполнилось четверть века со дня открытия мемориала Вьетнамской войны в Вашингтоне (Vietnam Veterans Memorial). Его автор — американский архитектор китайского происхождения Майя Лин (林瓔; Maya Lín Yīng; born October 5, 1959). Основной комплекс мемориала представляет собой стену, на которой начертаны имена более чем 58 тысяч погибших.


Майя Лин родилась в 1959 году в Огайо в профессорской семье, получила художественное образование в Йельском университете. Будучи студенткой, выиграла открытый конкурс на лучший проект мемориала, посвященного павшим в войне во Вьетнаме. Автор нескольких других монументов, в том числе Мемориала прав человека в Алабаме, занимается также пространственной архитектурой и ландшафтным дизайном. Автор книги «Границы». Владелец архитектурной студии в Нью-Йорке.


О Майе Лин говорит обозреватель Радио Свобода Александр Генис: «Американский Рим, Вашингтон — город монументов. В граните и в мраморе здесь воссоздана вся национальная история. Но ни один из прославленных памятников не работает так исправно, как Вьетнамский мемориал — он самый живой и кровоточащий. За 25 лет его жизни здесь побывала почти вся Америка. Часто сюда приходят с непустыми руками. Среди 100 тысяч подношений погибшим — письма, фотографии, ордена, игрушки.


Война закончилась, но трагедия продолжается, и черные камни, питаясь энергией любви, поддерживают связь между живыми и мертвыми. Сегодня среди 4 миллионов, которые каждый год приходят сюда, уже много родившихся после той войны, но заставших эту. Пока еще нет монумента жертвам Ирака, Вьетнамский мемориал взял на себя чужую работу. Ведь он был задуман как инструмент терапевтического воздействия на американскую душу, уязвленную той, не менее спорной, чем эта, войной.


Защищая свой проект в Конгрессе, Майя Лин сказала, что его очертания — каменный клин — символизируют медленно зарастающую рану, нанесенную всей стране. Чтобы оправиться, Америке надо объединиться в горе. И для этого необходимо поднять погибших над политикой. "Моя задача, — говорила Майя Лин, — дать эмоциональную информацию, ваша — размышлять над ней".


Майе Лин было двадцать один год. Проект Вьетнамского мемориала начинался как курсовая работа. Ей поставили за него четверку».


отсюда